Значение трудов Менделя

Восемь лет Мендель повторял опыты с горохом и каждый раз получал одинаковые результаты. Это дало исследователю основание в 1865 г. представить завершенную работу на заседании Брюннского общества естествоиспытателей. Доклад его «Опыты над растительными гибридами» был заслушан без единого вопроса. Есть основания считать, что доклада никто не понял - он был слишком новаторским. Мендель в совершенно непривычном тогда свете рассматривал наследственность. Необычным было и применение математики в биологических исследованиях.

Поскольку представленная на обсуждение работа оказалась очень трудной для восприятия современниками, ее можно было с равной вероятностью отнести и к выдающейся, и к абсурдной. Не имеющий научного имени исследователь решил обратиться за поддержкой к известному ботанику профессору Мюнхенского университета К. Нэгели. Однако крупный специалист по гибридизации растений также не понял, что речь идет о величайшем открытии. Нэгели ответил в письме, что, по его мнению, опыты с горохом следует продолжать, но нужно бы также получить сходные результаты на других растениях. Сам он проводил исследования на ястребинках, поэтому и предложил Менделю проверить «законы» наследственности на этом растении. Но объект оказался неудачным.

Цветки у ястребинки очень мелкие, и это затрудняет искусственное скрещивание. Кроме того, растение способно образовывать семена без опыления, у него трудно получить гибриды. И хотя Мендель несколько лет проводил кропотливые опыты на ястребинке, результаты были совершенно иными, чем у других растений. Это в какой-то мере даже заставило его усомниться в правильности своих открытий.

С другой стороны, Мендель не был профессиональным ученым. Все исследования он проводил в свободное время, а его становилось все меньше. Служебные обязанности аббата и настоятеля монастыря не давали возможности проводить дальнейшие опыты. Здоровье ухудшилось. Все это в конечном счете привело к тому, что величайшее открытие в течение трех с половиной десятилетий оставалось неизвестным.

Мендель ограничился докладом в обществе естествоиспытателей и публикацией его в трудах общества. Ограниченный круг лиц, знакомых с опытами исследователя, не придал им должного значения, а сам он не предпринимал решительных мер к пропаганде своих выводов. Можно с полным правом сказать, что Мендель опередил науку своего времени.

Развитие сельскохозяйственного производства требовало широкого применения гибридизации растений и животных. Это ставило перед учеными задачу более глубокого исследования проявления различных признаков у родителей и их потомства. Как принято говорить в таких случаях, идеи Менделя «носились в воздухе». И открытие состоялось.

В течение 1900 г., т. е. 35 лет спустя после доклада Менделя и 16 лет после его смерти, в редакцию «Трудов немецкого ботанического общества» поступили рукописи трех ученых - голландского ботаника Г. Де Фриза, немецкого ботаника К. Корренса и молодого австрийского исследователя Э. Чермака. Все они занимались гибридизацией растений и уже после завершения своих работ независимо друг от друга обнаружили забытую публикацию Менделя. Ученые были поражены сходством его результатов с полученными ими, оценили принципиальность и значение сделанных им выводов. Опубликовав свои данные, они полностью подтверждали выводы Менделя. Этот период можно считать переоткрытием законов Менделя и признанием его заслуг.

Кроме названных трех ученых, многие другие также проводили опыты по гибридизации растений и животных. К подобным выводам о характере наследования признаков пришел английский зоолог У. Бэтсон при скрещивании кур. Вслед за первыми публикациями появилось много работ, в которых авторы в разных странах мира проводили гибридологический анализ на высших растениях и животных. В результате был установлен универсальный характер наследственности. За короткий срок генетика сформировалась как самостоятельная биологическая наука и получила широкое признание. Название «генетика» предложил в 1906 г. Бетсон. В 1909 г. датский генетик В. Иоганнсен ввел такие важные генетические понятия, как ген, генотип, фенотип.